Носов, Виктор Петрович

Носов, Виктор Петрович

19.12.2020


Виктор Петрович Носов (26 марта 1923, Сенгилей, Симбирская губерния, РСФСР — 13 февраля 1945, Балтийское море) — лётчик-штурмовик 51-го минно-торпедного полка Военно-Воздушных сил Балтийского флота, лейтенант. Герой Российской Федерации (посмертно).

Биография

Отец, Пётр Иванович, с четырнадцати лет работал курьером в суде. В декабре 1914 года был назначен секретарём Симбирского окружного суда. В 1918 году женился на Таисии Васильевне. Заочно окончил институт. Работал судьёй, затем прокурором. Так как прокурору не разрешалось работать на одном месте более 5 лет, то семья пожила в Ульяновске, Ардатове, Новодевичьем, Ставрополе (ныне Тольятти).

Виктор родился в 1923 году в городе Сенгилей Симбирской губернии Кроме него в семье были ещё старшая сестра и младший брат. Учился в Сенгилеевской и Новодевичинской школах. В 1939 году вместе с родителями переехал в Ставрополь, где и окончил 8 класс в первой средней школе. Увлекался радиотехникой, поступил в фабрично-заводское училище, работал монтёром на местном радиоузле.

С 1942 года член ВЛКСМ. В том же году по направлению военкомата попал в пехотное училище, но перевёлся в школу гражданского воздушного флота в Сталинабаде, а в 1943 году был зачислен в военно-морское училище им. Леваневского, где получил специальность лётчика. В училище сформировался экипаж: лётчик — Виктор Носов, штурман — Александр Игошин и стрелок-радист — Фёдор Дорофеев.

18 октября 1944 года экипаж младшего лейтенанта Носова прибыл в 51 минно-торпедный полк 8-й минно-торпедной авиадивизии Балтийского флота, оснащённый американскими самолётами «Бостон» А-20. Был зачислен во 2-ю эскадрилью.

Боевой путь

История службы Виктора Носова неоднозначно описывается в различных источниках. Всего экипаж Носова совершил шесть боевых вылетов и участвовал в четырёх атаках на вражеские суда.

Первый боевой вылет состоялся в декабре 1944 года. Российский историк Мирослав Морозов пишет, что 12 декабря 1944 года четвёрка советских самолётов (2 торпедоносца и два топмачтовика, в том числе Носов) на выходе из Данцигской бухты атаковали группу кораблей противника, идентифицированную лётчиками как конвой из двух транспортов с сильным охранением. В ходе атаки зенитным огнём был сбит один из торпедоносцев и серьёзно повреждён второй топмачтовик, из-за чего его пришлось списать. Самолёт Носова остался невредим, и по возвращении на аэродром, лётчик сообщил, что ему не удалось поразить цели. Другие советские пилоты по возвращении доложили, что ими был потоплен вражеский транспорт водоизмещением в 6000 тонн. Изданный в 1957 году Главным штабом ВМФ СССР «Справочник потерь военно-морского и торгового флотов Германии и её союзников, понесённых от ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» оценивает донесение о потоплении транспорта как «не вполне достоверное». Более современный справочник «Потери флотов противника на морских ТВД Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.» о потопленных от авиаударов немецких судах в этот день не сообщает вовсе. Немецкие источники, по данным М. Морозова, указывают, что атаке подверглось звено тральщиков, отправленных немецким командованием на помощь потерпевшему аварию транспорту, и единственной потерей с немецкой стороны стали трое раненых пулемётным огнём.

По сведениям М. Морозова, второй боевой вылет экипаж Носова совершил 22 декабря, когда принимал участие в массовом налёте на военно-морскую базу в Либаве. Несмотря на то, что истребители противника участвовали в воздушном бою с другой группой бомбардировщиков, штурмовая группа не смогла подавить силы ПВО порта, и в результате шестёрка топмачтовиков атаковала корабли противника при плотном зенитном огне. Три самолёта было сбито непосредственно в ходе атаке, и ещё один разбился при посадке, еле добравшись до линии фронта. По докладам выживших лётчиков, им удалось потопить транспорт в 8000 тонн и два сторожевика, в том числе один лично Носовым. Немецкие источники при этом не сообщают о каких-либо потерях среди транспортных судов, указывая о потопленных в результате авиаудара 16-метровом таможенном катере «Репортёр» и 51-тонном полицейском катере «SW 31».

Однако в представлении Виктора Носова к ордену Красного Знамени, подписанном командиром полка И. Орленко 26 декабря 1944 года, указывается, что Носов также участвовал в налёте на Либаву 14 декабря, в ходе которого в составе группы потопил транспорт противника водоизмещением в 7000 тонн. Морозов же, перечисляя фамилии лётчиков, участвовавших в данном налёте, Носова не называет. Кроме того, приводя немецкие данные о потерях в этот день, Морозов указывает, что, судя по быстрому ремонту пострадавших судов, ни одно из них не было поражёно авиабомбами с топмачтовиков. Дополнительную неразбериху вносит ещё одна существующая копия этого же представления Носова к награде, в которой от руки исправлены даты успешных атак на 12 декабря (транспорт в 7000 тонн в Либаве в группе) и 14 декабря (сторожевой катер в Либаве лично), хотя в прочих источниках о бомбардировках Либавы 12 декабря 1944 года не упоминается.

Следующая атака противника экипажем Носова, по данным Морозова, состоялась 5 февраля 1945 года, когда 4 самолёта (по 2 торпедоносца и топмачтовика) 51-го авиаполка атаковали вражеские суда в глубине Данцигской бухты. По донесениям лётчиков в результате атаки противник потерял два транспорта по 7000 тонн водоизмещением в точке с координатами 54°33′ с. ш. 19°20′ в. д. Самолёт Носова свои авиабомбы не сбросил. Уточнить результат атаки по немецким источникам в настоящее время невозможно, так как в тот же день ВВС СССР совершили массированный налёт на Пиллау, а германские источники приводят список потерь за этот день без указания, погибло ли судно в порту или на подходах к нему.

10 февраля 1945 года Виктору Носову было присвоено очередное воинское звание лейтенанта.

Таран

13 февраля 1945 года четыре бомбардировщика 51-го минно-торпедного авиаполка, по два торпедоносца и топмачтовика, в том числе экипаж Носова, вылетели с целью атаковать немецкий конвой, состоявший по данным авиаразведки из трёх транспортов и двух кораблей охранения. Командир полка И. Ф. Орленко в своих мемуарах эмоционально описывал дальнейшее:

До ощетинившегося выстрелами вражеского корабля оставалось метров 700, когда от прямого попадания снаряда загорелся «Бостон» Носова. Он вспыхнул сразу, словно факел, и лётчик направил свой горящий факел с бомбами прямо в борт корабля. Огромный столб пламени и дыма поднялся вверх, и транспорт водоизмещением 8000 тонн стал быстро оседать на корму. Опускающийся чёрный дым, как траурным покрывалом, прикрыл останки героев, а суровая Балтика приняла их в свои объятия.

Никто не знает слов, которыми, как последними рукопожатиями, обменялись в разъединённых кабинах горящего самолёта Виктор Носов и его славные соратники. Никто не знает, что сказал командир своему экипажу и что ответили ему штурман Александр Егошин и стрелок-радист Федор Дорофеев. Но тот, кто сражался в одном строю с Носовым над седыми волнами Балтики, тот слышал эти слова сквозь грохот боя:

— Если подобьют над целью, пойду на таран!

Согласно представлению на звание Героя Советского Союза, составленному И. Орленко 23 апреля 1945 года, экипаж Носова, жертвуя собой, уничтожил вражеский транспорт водоизмещением 8000 тонн в точке с координатами 55°26′ с. ш. 19°00′ в. д., что подтверждали члены экипажей остальных самолётов. Однако при этом в перечислении успешных боевых вылетов экипажа указываются уничтожение им 22 декабря 1944 года сторожевого катера лично и уничтожение 5 февраля 1945 транспорта в 7000 тонн в группе, но отсутствуют данные о вылетах 12 и/или 14 декабря 1944.

Политическое управление Балтийского флота выпустило специальную листовку, посвящённую героическому экипажу:

«Мы с громом фашистскую нечисть развеем,
Пред нами берлинские стены падут,
Нас доблестный Носов, стрелок Дорофеев
И штурман Игошин на подвиг зовут»

Сизова М. Военные летчики в море над Балтикой: Наш самолет подбит. Идем на таран фашистских кораблей! (неопр.). Комсомольская Правда. Беларусь (18 ноября 2015). Дата обращения: 5 апреля 2018.

Огненный таран описала и газета «Красный Балтийский флот», а 15 февраля о подвиге авиаторов на всю страну сообщило Совинформбюро:

Авиация Краснознамённого Балтийского флота атаковала в районе мыса Риксгефт (Балтийское море) несколько транспортов противника. Самолёт, пилотируемый лётчиком Носовым, был подбит и загорелся. Лётчик направил горящий самолёт на немецкий транспорт и врезался в него. Произошёл взрыв. Транспорт водоизмещением в 6 тысяч тонн пошёл ко дну. Экипаж, в составе тт. Носова, Игошина, и Дорофеева, погиб смертью героев. Другие наши самолёты, продолжая атаки, потопили второй немецкий транспорт водоизмещением в 10 тысяч тонн.

— Сообщения Советского Информбюро. — М.: Издание Совинформбюро, 1945. — Т. Том 8. Январь-май 1945 г.. — С. 78. — 216 с.

Результат атаки изменялся в различных источниках с течением времени. «Справочник потерь…» 1957 года сообщал о двух потопленных 13 февраля 1945 года вражеских транспортах в 10 000 и 6000 т, с уточнением «не вполне достоверно». Справочник «Потери флотов противника…» 1992 года указывает, что в этот день авиация СССР в районе косы Фрише-Нерунг потопила военный транспорт «Н-29» вместимостью 6150 брт. Исследователь А. Широкорад в 2006 году пишет, что был уничтожен германский военный транспорт: «Н-27», бывший французский пароход «Сан Матео». На ряде веб-сайтов приводится дополнительная информация из неизвестного источника, что «Н-27» перевозил двигатели для карликовых подлодок типа «Зеехунд», станки подземного патронного завода, печатное оборудование книжного издательства «Грейф» и газеты «Königsberger Allgemeine Zeitung». Гданьский клуб подводного плавания «Рекина» после войны, якобы, обнаружил затонувшее на небольшой глубине судно в районе с координатами 59°23′ с. ш. 18°58′ в. д. и в 1970-80-е годы совершал к нему регулярные погружения.

Мирослав Морозов в своих книгах 2006 и 2011 годов указывает на не состыковки в этой версии, отмечая, что конвой в момент атаки находился в 30 милях севернее мыса Хель и шёл северо-восточным курсом на Либаву, а везти в блокированный советскими войсками Курляндский котёл двигатели и станки не имело никакого смысла. Кроме того, судно «Сан Матео», хотя действительно принимало участие в перевозках в Восточной Балтике, пережило войну, вернулось в состав французского торгового флота и затонуло лишь в 1954 году в Юго-Восточной Азии.

Однако в исследованных Морозовым немецких источниках нет сообщений о потере какого-либо судна в результате авианалёта в южной Балтике 13 февраля. По данным немецкой стороны был атакован конвой из транспортов «Gumbinnen» и «Michael Ferdinand», направлявшийся из Готенхафена в Либаву. По опубликованным данным судового журнала охотника UJ 1207, находившегося в охранении конвоя, атака была безрезультатной, караван потерь не понёс:.

08.00. В охранении конвоя до Либавы. 14.30. Воздушная тревога. Атакуют 4 торпедоносца, один сбросил торпеду, попадания не было. Одна машина была сбита.

Оригинальный текст (нем.)

08.00 Uhr seeklar, mit Geleitzug nach Libau.

14.30 Uhr Fliegeralarm, 4 Torpedoflieger griffen uns an. 1 Flieger warf Torpedoes, ohne zu treffen. 1 Maschine wurde abgeschossen.

Награды

  • Орден Красного Знамени — 20 января 1945 года приказом командующего Балтийским флотом «За отличное выполнение боевых заданий командования в период Великой Отечественной войны, мужество и героизм»;
  • звание Героя Российской Федерации присвоено посмертно Указом Президента РФ № 187 от 23 февраля 1998 года «За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов».

В апреле 1945 года, в декабре 1947 года и в июне 1953 года Виктор Носов представлялся к присвоению звания Героя Советского Союза (посмертно), но данные ходатайства удовлетворены не были.

Память

  • Именем Виктора Носова были названы улицы в Тольятти (1958), Калининграде (1958), Сенгилее (1945).
  • Мемориальная доска установлена в Калининграде на фасаде дома № 5 по улице, носящей имя Носова. На ней изображены медаль «Золотая Звезда», портрет лётчика и выбита надпись: «Улица названа в 1958 году в честь лётчика 51-го минно-торпедного полка Краснознамённого Балтийского флота младшего лейтенанта Носова Виктора Петровича /26.03.1923-13.02.1945/. Погиб при таране фашистского транспорта в Балтийском море».
  • Мемориальная доска установлена в Тольятти (8 мая 1976) на здании дворца культуры, расположенном по адресу: ул. Носова, д. 10.
  • Памятник Носову в 1965 году был установлен на площади перед речным вокзалом Сенгилея (скульптор Р. А. Айрапетян).
  • Памятник-бюст Носову открыт в Тольятти 8 мая 1967 года у средней школы № 4 (бывшей школы № 1) по адресу: ул. Горького, д. 88. На мемориальной доске постамента текст: «Виктор Петрович НОСОВ (1923—1945), лётчик-герой Великой Отечественной войны. Воспитанник школы № 1». Постамент памятника высотой 2,5 м облицован серыми мраморными плитами. Бюст — 40×80×90 см, выколотка, алюминий, тонированный под бронзу. Скульптор: Фролов А. И. (по другим данным Н. И. Колесников). Памятник представляет художественную и историческую ценность.
  • Барельеф В. П. Носова установлен на обелиске на площади Свободы в Тольятти.
  • В Тольятти перед зданием школы № 1 установлен мемориал: стела с самолётом и барельефами погибших авиаторов-балтийцев, а также памятная доска с именами выпускников школы, погибших в годы Великой Отечественной войны на фронтах (авторы В. Д. Петров, И. И. Бурмистенко, В. Коршунов, Ю. Ащеулов, В. Калеватов).
  • Памятник экипажу бомбардировщика был открыт в Польше в Пуцком повяте Гданьского воеводства 13 марта 1968 года. На десятитонном звездообразном монументе был установлен пропеллер самолёта и установлена мемориальная доска: «Советским лётчикам Виктору Носову, Александру Игошину, Федору Дорофееву, которые 13 февраля 1945 года пали богатырской смертью за нашу и вашу свободу. Граждане Пуцкого повята». В настоящее время от памятника остался лишь каменный монумент.
  • Дом, в котором жили Носовы в Ставрополе, был сохранён при переносе города, находится по адресу: Пионерский проезд, д. 7. В 2000 году на доме была установлена мемориальная доска, но в 2015 году новые владельцы здания сняли её и передали в музей.