Суррогатное материнство

Суррогатное материнство

13.05.2021


Суррогатное материнство — вынашивание и рождение женщиной ребенка для другого лица или лиц, которые станут родителями ребенка после его рождения. Чаще всего генетический материал (сперматозоиды и ооциты) для формирования эмбриона предоставляется лицами, для которых вынашивается ребенок. В ряде случаев суррогатная мать также может быть одновременно и генетической матерью. Суррогатное материнство используется, когда беременность и роды нежелательны или с медицинской точки зрения невозможны, когда риск беременности слишком опасен для предполагаемой матери или когда одинокий мужчина или мужская пара хотят иметь ребенка. Суррогатное материнство в некоторых странах считается вспомогательной репродуктивной технологией и подкрепляется юридическим соглашением, в других странах находится вне закона и считается формой торговли людьми.

В Российской Федерации использование суррогатного материнства регламентируется Семейным кодексом, Федеральным законодательством и рядом подзаконных актов (см. ниже). В ряде случаев использование суррогатного материнства может быть совмещено с использованием донорской спермы или донорских яйцеклеток, в этом случае у рождённого ребёнка будет оформлен только один родитель. В России законодательно запрещено донору ооцитов быть суррогатной матерью в рамках одной лечебной программы (другими словами, генетическая мать не может быть одновременно и суррогатной матерью).

В России правовые основания для суррогатного материнства появились в 2011—2013 годах, когда были приняты и вступили в силу соответствующий приказ Минздрава и Федеральный закон.

Определение термина

Формулировка, принятая Всемирной организацией здравоохранения в 2001 году: «Гестационный курьер: женщина, у которой беременность наступила в результате оплодотворения ооцитов, принадлежащих третьей стороне, сперматозоидами, принадлежащими третьей стороне. Она вынашивает беременность с тем условием или договором, что родителями рождённого ребёнка будут один или оба человека, чьи гаметы использовались для оплодотворения».

Определение в Федеральном законе РФ от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в соответствии с пунктом 9 статьи 55 которого, «Суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребёнка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребёнка невозможно по медицинским показаниям».

Иногда о суррогатном материнстве говорят в случае искусственного оплодотворения женщины спермой мужчины с последующей передачей родившегося ребёнка этому мужчине и его жене (если он женат). В таком случае суррогатная мать является и генетической матерью ребёнка. Однако в Российской Федерации с 1 января 2012 г. подобная практика запрещена («Суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки»).

История

В Древнем Риме мужчины продавали своих жен внаем (ventrem locare) супружеским парам, где жена была бесплодна, и ребёнок, рождённый с помощью «наёмной» матери, в последующем являлся законным ребёнком бесплодной супружеской пары.

У древних евреев мужья бездетных жён использовали рабынь, которых оплодотворяли, заставляя вынашивать и рожать им ребёнка (см., например, историю рождения Измаила в Книге Бытия). Первой на руки его должна была взять супруга, тем самым усваивая право семьи и жены на младенца.

Плутарх описывал ситуацию, напоминающую современное суррогатное материнство: «Стратоника, понимая, что её мужу необходимо иметь законных детей для передачи по наследству его царской власти и не рожая сама, убедила его произвести детей с другой женщиной и позволить ей, Стратонике, принять их как своих родных. Дейотар, восхищенный её самоотвержением, предоставил ей свободу действий, и она, выбрав из числа пленных прекрасную девушку по имени Электра, свела её с Дейотаром, а родившихся от этого союза детей воспитала как своих законных, с любовью и великолепной щедростью».

У кикуйю по местным обычаям вдова должна иметь ребенка для наследования имущества покойного мужа. Под гнетом законов общины после смерти мужа она может зачать ребенка от другого мужчины, а если её возраст или здоровье не позволяет выносить и родить самой, то «нанять» женщину, чтобы она родила такого наследника. Такая женщина рассматривается как супруга умершего, поскольку нанята за счет его имущества.

Современное суррогатное материнство

Научно-технический прогресс способствовал поиску новых путей решения проблемы бесплодия. Современное суррогатное материнство стало возможным после появления технологий искусственного оплодотворения и экстракорпорального оплодотворения. Это сделало возможным получение генетического материала от генетических родителей с последующей «подсадкой» его для вынашивания и рождения ребёнка в естественный биологический инкубатор — организм суррогатной матери.

Впервые об успешном суррогатном материнстве было заявлено в 1980 году. Первой суррогатной матерью стала 37-летняя Элизабет Кейн из штата Иллинойс. Женщина, которая не могла иметь детей, так как у неё была заблокирована фаллопиева труба, заключила с Кейн договор, по которому ей проводилось искусственное оплодотворение спермой супруга бесплодной женщины, а после родов Кейн выплачивалось денежное вознаграждение. При этом Кейн имела троих собственных детей.

Пионерами суррогатного материнства в Великобритании стали Патрик Стептоу и Роберт Эдвардс. Эмбрионы генетических родителей, полученные в результате экстракорпорального оплодотворения, были перенесены сестре бесплодной женщины, и в 1989 году она родила ребёнка.

Первый случай вынашивания ребёнка матерью вместо бесплодной дочери был зарегистрирован в ЮАР в 1987 году.

К настоящему времени суррогатное материнство стало достаточно распространенным явлением. В частности, его использовали такие знаменитости как: Алёна Апина (2001), Майкл Джексон (2002), Анни Лейбовиц, Рики Мартин (2008, 2018), Сара Джессика Паркер (2009), Николь Кидман (2010), Элтон Джон (2010, 2013), Криштиану Роналду (2010, 2017), Филипп Киркоров (2011, 2012), Алла Пугачёва и Максим Галкин (2013), Шахрух Хан (2013), Сергей Лазарев (2014, 2018), Дмитрий Маликов (2018). В ряде случаев причиной этого было не бесплодие, а гомосексуальность.

Критика суррогатного материнства

Права человека и здравоохранение

Суррогатное материнство критикуется с точки зрения прав человека и считается формой торговли людьми (как детьми, так и женщинами). Оно превращает детей в подобие товара, а женщин приравнивает к живым инкубаторам и наносит им ощутимый вред. Многие феминистки считают, что такая практика означает эксплуатацию тел женщин, и говорят о ее принципиальном сходстве с сутенерством.

Женщины, побывавшие в роли суррогатной матери, также говорят о вреде их психическому и физическому благополучию, который был причинен им данной практикой. Агентства, которые ищут для своих заказчиков женщин, часто не освещают все последствия, а большинство женщин идут на такой шаг от отсутствия денег, образования, давления близких, из-за низкой самооценки и психологических травм, связанных с насилием.

Помимо серьезных рисков для здоровья, связаных с ЭКО, беременностью и родами, суррогатных матерей может психологически травмировать необходимость отдать ребёнка, ставшего «своим» после беременности и родов (даже если вначале суррогатной матери казалось, что она сможет расстаться с таким ребёнком без особых переживаний), у них могут проявиться симптомы диссоциации после опыта «отчуждения» от своего тела, которое неизбежно для реализации суррогатного материнства, а также они могут быть травмированы отношением покупателей ребенка и арендаторов матки, которые дегуманизируют и объективируют женщину, воспринимая ее как «сосуд» для реализации своих желаний. Рожденные дети могут быть не востребованы заказчиками, особенно если были рождены раньше срока или имеют какие-либо проблемы со здоровьем.

В 2014 вышла книга Кайсы Экис Экман «Быть или быть купленной: проституция, суррогатное материнство и расщепленное Я» (Kajsa Ekis Ekman «Being and Being Bought: Prostitution, Surrogacy and the Split Self», 2014), а в 2017 книга Ренаты Клейн «Суррогатное материнство – нарушение прав человека» (Renate Klein “Surrogacy A Human Rights Violation”, 2017).

Существует международная петиция за отмену суррогатного материнства.

Взгляд религии

Религиозные деятели видят в суррогатном материнстве безнравственную тенденцию, подрывающую святость брака и семьи

В социальной концепции Русской Православной Церкви суррогатному материнству даётся следующая критическая оценка:

«Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания…

В 2013 году высказался против суррогатного материнства Патриарх Кирилл.

Законодательное регулирование

Законы, регулирующие суррогатное материнство, права и обязанности суррогатной матери и тех, для кого она вынашивает ребёнка, отличаются в разных юрисдикциях.

Во Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции, некоторых штатах США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси) суррогатное материнство запрещено полностью.

В некоторых юрисдикциях разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство — таковы австралийский штат Виктория, Великобритания (допускается лишь оплата текущих расходов суррогатной матери), Дания (с серьёзными ограничениями), Канада, Израиль, Нидерланды (запрещена реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор), некоторые штаты США (Нью-Гемпшир, Вирджиния).

В Бельгии, Греции, Испании, Финляндии суррогатное материнство не регулируется законодательством, но фактически имеет место.

Наконец, есть страны, где суррогатное материнство, в том числе и коммерческое, законодательно разрешено — это большинство штатов США, ЮАР, Россия, Украина, Грузия и Казахстан. В Белоруссии суррогатным материнством как вспомогательным видом репродуктивной технологии может воспользоваться только та женщина, для которой вынашивание и рождение ребёнка по медицинским показаниям физиологически невозможно либо связано с риском для жизни, здоровья её или ребёнка.

Важным моментом при заключении договора о суррогатном материнстве является вопрос о том, насколько все вовлечённые в процесс стороны отдают себе отчёт в возможных рисках.

Наиболее известный случай юридической коллизии, связанной с суррогатным материнством — так называемый «случай Бэби М» в США, когда суррогатная мать отказалась передать рождённого ею ребёнка его биологическому отцу. В 1988 году суд по семейным делам штата Нью-Джерси постановил отдать ребёнка на «усыновление» и дать родительские права биологическому отцу, однако постановил, что суррогатная мать должна иметь право на посещение ребёнка и участие в его воспитании.

Суррогатное материнство в России

В России суррогатное материнство регламентируется следующими законодательными актами и нормативными документами:

  • Семейный Кодекс РФ, ст. 51-52;
  • Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • Закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.97. № 143-ФЗ, ст. 16;
  • Приказ Министерства здравоохранения РФ от 31 июля 2020 г. N 803н "О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению".

В соответствии с частью 10 статьи 55 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», суррогатной матерью может стать женщина в возрасте от 20 до 35 лет, родившая, как минимум, одного здорового ребенка и не имеющая медицинских противопоказаний. Состоящая в браке женщина также должна получить согласие своего супруга на то, чтобы стать суррогатной матерью.

Для регистрации ребёнка (детей), рождённого суррогатной матерью, родители должны предоставить в органы ЗАГС следующие документы:

  • медицинское свидетельство о рождении;
  • согласие суррогатной матери;
  • справку из клиники ЭКО о том, кто является биологическими родителями ребёнка.

В 2015 году сенатор Елена Мизулина предложила запретить суррогатное материнство на коммерческой основе, приравняв его к торговле людьми. Согласно словам Е. Мизулиной, организаторы подобных сделок должны получать уголовное наказание.

По состоянию на 2018 год продолжалась работа над законопроектом по суррогатному материнству, который должен устранить ряд нестыковок применения технологии с правилами ЗАГС и Семейным кодексом.

По оценкам, Россия и США являются лидерами на рынке по предоставлению услуг суррогатного материнства (следующими странами являются Украина и Грузия). Объем рынка сложно поддаётся оценке, но по некоторым данным, на 2018 год в России он составил не менее 22 тыс. детей, и на это время ежегодный рост составлял 20%.

«Белые пятна» в законодательстве России

Ошибочно считать, что услугами суррогатной матери в России может воспользоваться только супружеская пара. Действующее законодательство не предусматривает каких-либо запретов или ограничений по признаку супружеского статуса или пола при реализации программ суррогатного материнства.

Закон не запрещает регистрацию детей, родившихся у одиноких женщин и мужчин с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, включая и суррогатное материнство, а только регулирует порядок регистрации детей, родившихся вследствие реализации программы суррогатного материнства у лиц, состоящих в браке (п. 4, ст. 51 СК РФ), устанавливая в качестве единственного условия такой регистрации получение предварительного согласия суррогатной матери.

Ссылки на п. 7 приказа Минздрава РФ от 26.02.2003 года № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» несостоятельны, так как первый абзац упомянутого пункта прямо указывает на то, что правовые аспекты суррогатного материнства определены иными нормами действующего законодательства, то есть данный документ не регулирует никакие правовые вопросы, связанные с суррогатным материнством.

Судебные прецеденты

Дело Натальи Горской

Ответ на вопрос, могут или нет одинокие люди воспользоваться услугами суррогатных матерей для продолжения рода, дала судебная практика. В своём ставшем прецедентным решении по делу Натальи Горской Калининский районный суд Санкт-Петербурга указал, что, в соответствии со ст. 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, одинокая женщина имеет равные с женщинами, состоящими в браке, права на реализацию функции материнства.

Судом было установлено, что в иных нормах, касающихся здравоохранения и планирования семьи, отсутствуют какие-либо запреты или ограничения относительно возможности для женщины, не состоящей в браке, реализовать себя как мать.

Суд указал, что пункт 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ предусматривает только частный, один из нескольких возможных случаев — случай регистрации рождения ребёнка, родившегося в результате реализации программы суррогатного материнства для лиц, состоящих в браке, отметив, что органы ЗАГС ошибочно применяют данную частную норму (п. 4 ст. 51 СК РФ) как общую, делая из неё вывод о невозможности участия в программе суррогатного материнства для женщины, не состоящей в зарегистрированном браке. Суд отметил, что такое истолкование законодательства нарушает права граждан, установленные ст. 38, 45, 55 действующей Конституции Российской Федерации.

Суд указал на то, что заявление суррогатной матери лишь подтверждает, что она сама не претендует на то, чтобы быть зарегистрированной матерью ребёнка, рождённого в результате программы суррогатного материнства. К гарантии прав суррогатной матери и сводится абзац 2 п. 4 ст. 51 Семейного кодекса.

Суд посчитал отказ органов ЗАГС в регистрации рождения ребёнка у заявителя в результате применения суррогатного материнства по правилам, установленным для регистрации рождения детей у одиноких матерей, не соответствующим приведённым выше нормам закона и подлежащим отмене. Горская стала первой российской женщиной, отстоявшей своё право на материнство через суд.

В ноябре 2009 года аналогичное решение по идентичному делу вынес в Москве Кунцевский районный суд. Московский суд вслед за петербургским указал, что «одинокая женщина имеет равные с женщинами, состоящими в браке, права на реализацию функции материнства».

После публикации в средствах массовой информации этих прецедентных судебных решений российские ЗАГСы начали регистрировать детей одиноких женщин, не дожидаясь судебных решений. Так, 13 января 2010 года отдел ЗАГС Великого Новгорода в день обращения зарегистрировал «суррогатного» ребёнка, родившегося у не состоящей в браке жительницы Новгородской области.

Дело Натальи Климовой

Однако сложности при регистрации «суррогатных» детей у одиноких женщин по-прежнему сохраняются. Если речь идёт о необычных репродуктивных программах (посмертная репродукция, сочетание суррогатного материнства с донорскими программами и пр.), трудности увеличиваются в геометрической прогрессии.

В своём решении по делу Натальи Климовой, которая стала «суррогатной» мамой-бабушкой ребёнка, зачатого после смерти своего сына, Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга установил, что «действующее законодательство не содержит запрета на регистрацию ребёнка, рождённого в результате имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одинокой матерью данного ребёнка» и признал, что отказ не основан на законе и нарушает права и законные интересы не только истицы, но и новорожденного. Суд признал отказ в регистрации незаконным и обязал орган ЗАГС произвести государственную регистрацию рождения ребёнка с указанием в качестве матери Натальи Климовой, сведений об отце — по её указанию, обратив решение к немедленному исполнению.

Рождение «суррогатного» ребёнка у «одинокого» мужчины

Бабушкинский районный суд г. Москвы в августе 2010 года вынес первое — прецедентное для России — решение об обязании районного ЗАГСа зарегистрировать ребёнка, родившегося по программе гестационного суррогатного материнства с донорскими ооцитами для одинокого мужчины. В результате было получено первое в стране свидетельство о рождении «суррогатного» ребёнка у «одинокого» мужчины с прочерком в графе «мать».

В этом своём ставшем знаковым для всей страны решении суд установил, что в российском законодательстве «отсутствуют какие-либо запреты или ограничения относительно возможности для женщины или для мужчины, не состоящих в браке, реализовать себя как мать или отец с применением методов искусственной репродукции».

Впоследствии российскими судами были приняты ещё несколько фактически идентичных решений по аналогичным делам с участием «одиноких» родителей, как женщин, так и мужчин, например, решение Смольнинского районного суда г. С.-Петербурга по иску одинокого петербуржца, которому ЗАГС отказал в регистрации его «суррогатной» двойни.

Основанием для отказа также послужило семейное положение заявителя, а именно то, что он не состоял и не состоит в зарегистрированном браке. Ссылаясь на ч. 3 ст. 19 Конституции РФ, суд указал, что «действующее законодательство исходит из равенства прав женщин и мужчин. Не является исключением и право одиноких мужчин на рождение детей, создание семьи, в которую будут входить только дети и их отец». Суд однозначно установил, что «действующее законодательство не содержит запрета на регистрацию рождения ребёнка, рождённого в результате имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одинокой матерью или отцом данного ребёнка». Суд констатировал, что отказ в регистрации рождения ребёнка не основан на законе и нарушает права и законные интересы не только истца, но и его новорожденных детей.

Учитывая, что «действующее законодательство не регулирует вопрос установления отцовства и регистрации рождения детей, не имеющих матери, а имеющих только отца», суд счёл необходимым «использовать нормы действующего семейного законодательства по аналогии», особо указав на то, что, как сказано в решении суда, «отсутствие правовых норм не может являться основанием для умаления и нарушения прав и законных интересов детей и их отца». Отказ Отдела регистрации актов гражданского состояния в регистрации рождения первой в С.-Петербурге «суррогатной» двойни, родившейся у одинокого отца, был признан судом незаконным.

Российский закон не оговаривает ситуацию, которая может возникнуть в случае развода или смерти генетических родителей до рождения ребёнка.

Родители в любом случае должны быть вписаны в свидетельство о рождении своего «суррогатного» ребёнка. Вопрос о том, кто из родителей будет его воспитывать, должен решаться предусмотренным п. 2 ст. 66 Семейного Кодекса РФ соглашением об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребёнка, или же в судебном порядке с участием органов опеки и попечительства.

В соответствии с Семейным Кодексом РФ (п. 4 ст. 51) заказчики могут быть записаны родителями ребёнка лишь с согласия женщины, его родившей (биологической матери).

Отозвать своё согласие после регистрации ребёнка суррогатная мать уже не вправе.

Самым известным отцом «одиночкой» в России является эстрадный певец Филипп Киркоров. У него при помощи суррогатной матери 26 ноября 2011 года родилась дочь Алла-Виктория, а 29 июня 2012 года — сын Мартин-Кристин. А также популярный певец Сергей Лазарев, у которого при помощи суррогатных матерей родились сын Никита и дочь Анна.