О развитии хозяйственной деятельности советских организаций за рубежом

О развитии хозяйственной деятельности советских организаций за рубежом

03.01.2021


«О развитии хозяйственной деятельности советских организаций за рубежом» — постановление Совета министров СССР № 412 от 18 мая 1989 года, фактически ликвидировавшее монополию внешней торговли в СССР и обеспечившее предприятиям и организациям прямой выход на внешний рынок. Важная часть законодательной базы Перестройки.

Декларируемые цели

Изменение правового регулирования внешнеэкономической деятельности преследовало следующие цели:

  • Расширение экспорта («активное продвижение советских товаров, прежде всего промышленных, на внешних рынках»);
  • Диверсификация импорта («обеспечение стабильного и эффективного снабжения страны необходимыми ресурсами по импорту, в том числе за счет их целевого производства в иностранных государствах»);
  • Рост доходов от внешнеэкономической деятельности, в том числе биржевых спекуляций («проведения операций с ценными бумагами»);
  • Перенятие «передового опыта» («освоение новых форм сотрудничества, в частности в области промышленной кооперации, инвестиции и финансов, использование передовой зарубежной технологии и опыта управления»).
  • Кроме того, целями постановления были названы «углубление социалистической экономической интеграции на уровне ее хозяйственных звеньев» без пояснения, каким образом социалистическая интеграция должна происходить с капиталистическими партнёрами, и укрепление контактов с этими партнерами, «деловыми и общественными кругами иностранных государств».

    Механизмы

    Механизмами реализации постановления авторам виделись создание предприятий с советским участием в их капитале и в руководстве, а также инвестиции в «доходные активы» (ценные бумаги других предприятий) и в «операции на фондовых и товарных биржах».

    Создание предприятий должно было происходить «с согласия вышестоящих министерств, ведомств СССР, Советов Министров союзных республик, Мосгорисполкома, Ленгорисполкома, с учетом рекомендаций Министерства внешних экономических связей СССР и Министерства иностранных дел СССР», а если такие предприятия создают вневедомственные «акционерные общества, ассоциации, консорциумы, торговые дома, а также госпредприятия, объединения и организации» — то согласие на это им выдаёт Министерство внешних экономических связей СССР, согласно рекомендациям Министерства иностранных дел СССР.

    Министерство внешних экономических связей получало право выпускать на внешние рынки кооперативы и общественные организации, выдавая им разрешение на внешнеэкономическую деятельность.

    Операции с ценными бумагами должен был курировать Внешэкономбанк, но это было не обязательно.

    Советским организациям было рекомендовано создавать предприятия за рубежом «путем учреждения новых или приобретения акций (паев) уже существующих предприятий, а также на основе объектов, сооружаемых по линии экономического и технического содействия СССР иностранным государствам». Механизм перетекания прав собственности на созданные за государственный счет «по линии содействия» в частные руки в постановлении не оговаривался.

    Министерству внешних экономических связей СССР, Министерству финансов СССР и Министерству иностранных дел СССР было поручено обеспечить подготовку и переподготовку специалистов для новых экспортёров на базе Всесоюзной академии внешней торговли, Московского финансового института и Московского государственного института международных отношений, а самим предприятиям было предписано укомплектовывать штаты зарубежных компаний «высококвалифицированными кадрами».

    Реализация

    Предоставление частным игрокам доступа к внешним рынком сопровождалось многочисленными оговорками. В постановлении констатировалось, что советские организации отстранены от зарубежной хозяйственной деятельности, «строительство промышленных и иных объектов по линии экономического и технического содействия СССР иностранным государствам не связывается с дальнейшим участием советских организаций в их управлении, эксплуатации и получении доходов», что созданные за рубежом акционерные общества и компании с советским участием «немногочисленны», «работают вне сферы производства и мало известны в зарубежных деловых кругах», также мало применяются «целевые инвестиции в предприятия за границей и операции с ценными бумагами». Таким образом, предполагалось, что созданные за рубежом свободные советские предприятия займутся инвестициями, выйдут на биржи и начнут получать прибыль от размещённых за рубежом активов. Это фактически подорвало денежную систему страны, так как при разнице коммерческого и государственного курса валюты предприятия-экспортёры получили массу не обеспеченных товарной массой денег. 10 августа 1990 года в постановление были внесены изменения.

    Модель работы новых агентов

    Доступ новых агентов на внешний рынок обернулся подрывом монополии внешней торговли. Чтобы заработать валюту, новички не столько поставляли на внешний рынок собственную продукцию, сколько скупали на внутреннем рынке по регулируемым ценам то, что можно сбыть за рубежом, и продавали это за валюту, не гнушаясь демпингом и разрушая устоявшиеся внешнеэкономические связи СССР. Так, созданная при личной поддержке М. С. Горбачёва в сентябре 1988 года, ещё до принятия постановления Совмина, внешнеэкономическая фирма латвийского колхоза-миллионера «Адажи» «Adažimpeks» вместо поставки на экспорт своей продукции стала бороться с «государственными монополистами» СССР — такими, как Агрохимэкспорт — за право вывозить из СССР востребованные на международном рынке удобрения. «Если мы сами не выпускаем востребованную за рубежом продукцию, мы ищем её внутри страны, организуем маркетинг, — объяснял директор „Adažimpeks“ М. Форстс. — Заключаем договоры с различными объединениями, предприятиями и организациями СССР об экспортно-импортных операциях». Экспорт удобрений начали через Мариуполь, используя как транспортную цепочку сплав на баржах по Каме, Волге и Волго-Донскому каналу до Азовского моря. Тонна хлористого калия в 1988 году стоила 27 рублей, транспортировка до экспортного порта — 16 рублей. Ежемесячная плата за баржи и плавучий кран обходилась в 2000 рублей, проплаты в рублях взял на себя «Adažimpeks». Себестоимость тонны удобрений таким образом не превышала 15 долларов, а на зарубежных рынках её продавали за 90 долларов. Объём сделок колхозной фирмы в 1989 году достиг 50 млн долларов От «маркетинга» новые внешнеэкономические агенты перешли к созданию представительств за рубежом, уже открывавшие собственные счета, через которые можно было выводить деньги из Советского Союза: так, 26 февраля 1990 была зарегистрирована полностью зарубежная компания Nordex, которую возглавил бывший заместитель директора «Adažimpeks» Григорий Лучанский — она уже занялась исключительно экспортом удобрений, оставив колхоз в стороне.

    Итоги перетока экспорта в частные руки

    К моменту распада Советского Союза доходы частных экспортёров в валюте практически сравнялись с государственными, в то время как по долгам страны платилось только из второго источника. Согласно докладу заместителя председателя Внешэкономбанка СССР Ю.Полетаева на имя первого вице-премьера российского правительства Е.Гайдара, за 9 месяцев 1991 года от текущего экспорта на счета поступило 26,3 млрд долларов США, из которых в централизованный фонд 15,9 млрд, а в валютные фонды экспортеров 10,4 млрд. Выплаты по импорту и кредитам составляли 26 млрд долларов США, для чего поступлений за экспорт по государственным поставкам не хватало 10,6 миллиарда долларов. Дефицит покрывался за счет проведения операций «своп» — новых займов под залог золота. В результате «за 1989—1991 годы из страны вывезли более 1000 тонн [золота], причем процесс шел с ускорением. Печальный рекорд 1990 года — 478,1 тонны. К концу 1991 года золотой запас бывшего Советского Союза упал до беспрецедентно низкой отметки — 289,6 тонн. Им уже нельзя было покрыть даже самые срочные финансовые обязательства, самые неотложные потребности страны», — писал в мемуарах Е.Гайдар.