title-icon
Яндекс.Метрика
» » О моделях природных гидрогеологических объектов

О моделях природных гидрогеологических объектов

В современной научной литературе понятие «модель» имеет широкий смысл. Обычно оно отражает форму познания действительности, основанную на свойстве разума абстрагировать полученную им информацию и идеализировать ее в соответствии с той или иной гипотезой или теорией. При этом под информацией понимается вся совокупность сведений об объекте, необходимых исследователю для решения поставленной задачи. Сведения, не нужные для данной задачи, называются шумом, а мешающие — дезинформацией. Таким образом, понятие модели объединяет в себе основные тонкости процесса познания, определяемые неустранимостью теоретических предпосылок. Вспомним геологическое картирование. Исходной информацией здесь являются естественные обнажения, керн скважин, разрезы шурфов, канав и других горных выработок. На основании этих наблюдений проводятся петролого-стратиграфические границы, составляющие суть геологической карты, которая представляет собой графическую модель геологического строения исследуемой территории. Поскольку на геологической карте показан возраст пород, можно утверждать, что изображается четырехмерное пространство: геологические структуры и геологическое время. Это не копия геологической действительности, а лишь абстрактная схема тех представлений о ней, которая создана нашим интеллектом на основе с одной стороны, дискретных наблюдений, а с другой — под влиянием наших теоретических знаний, под влиянием той геологической школы, которая воспитала нас как специалистов.
Итак, карта — это индуктивная модель, построенная по принципу от частного к общему, от реального к абстракции. Этот путь кажется естественным, потому что он как бы обусловлен естественными обстоятельствами природа нам «показывает» лишь отдельные фрагменты геологических объектов, мы видим лишь геологические точки, а все, что находится между ними, мы достраиваем в нашей голове, руководствуясь определенными правилами и допущениями. Мы сослались на естественные обстоятельства полевых геологических исследований. Однако естественность индуктивных моделей гораздо глубже. Если бы даже мы могли видеть весь объект, то и тогда мы схематизировали бы его, потому что человеческому разуму свойственно выбирать главное и не видеть или не замечать второстепенное, потому что человек не может реагировать на внешние раздражители бесстрастно. В этом смысле человек не бывает и не способен быть абсолютно объективным. Его реакциями управляют поставленная задача, научная школа, эстетические представления, темперамент, интуиция и т. д.
Приведем пример (рис. 1.1). Известны разрезы двух скважин Если никакой дополнительной информацией мы не располагаем, то геологическая ситуация между этими скважинами может быть представлена различно. На рисунке показаны три наиболее простых случая: разрыв блока а, моноклинальная структура б, флексурная складка в. Все они равновероятны, хотя реально существует, безусловно, какая-то одна ситуация, причем не обязательно та, которая показана на рисунке. Очевидно, что может быть множество и других, в частности промежуточных вариантов разрыв на моноклинали, флексуре, флексура на моноклинали и т. д.

Тонкость таких построений состоит в том, что создавая из реалий интеллектуальную конструкцию, сами реалии мы находим с помощью тех или иных теоретических (логических) истин. Например, чтобы увидеть в обнажении различные породы, мы должны опираться на петрографические классификации. Без них в обнажении мы не увидим глин, песков, песчаников, алевролитов, известняков, мергелей и т. д. Иными словами, без классификационных истин мы увидим другую натуру, натуру не геологическую. Без классификационных ограничений каждый наблюдатель, вообще говоря, увидит обнажение по-разному, потому что всякий объект воспринимается через его свойства, которые характеризуются параметрами. В форме параметров мы получаем информацию об объекте. Так, обнажение, скажем, в коренном борту речной долины художник воспримет в цвете и форме, скалолаз как поверхность для подъема, геолог как выходы различных горных пород с их петрографическими границами, слоистостью, трещиноватостью, структурой и т. д. К восприятию этих характеристик человеческий интеллект должен быть подготовлен.
Наиболее впечатляющие примеры можно найти в литературе по исследованию особенностей восприятия и изображения окружающего нас мира. P. Грегори, в частности, считает, что внешний мир художник воспринимает как определенные гипотезы, сходные с гипотезами научными, но формулируемые в иной символике. Действительно, трудно не согласиться с тем, что «мы не только верим тому, что видим, но до некоторой степени и видим то, во что верим». Можно думать, что в искусстве и науке намного больше общего, чем это принято считать. Картины, скульптура — это тоже модели окружающего нас мира, соответственно двухмерные и трехмерные. Сделаем небольшое отступление и посмотрим на рис. 1.2. На нем изображен гипсовый отпечаток (негатив) лица человека, т. е лицо, вывернутое наизнанку, лицо изнутри. И в плоскостном изображении наше сознание отвергает такую вывернутую форму, хотя стереозрение правильно отражает реально существующий предмет. По существу, теоретически мы не готовы эту реально существующую маску (реальную действительность !) воспринять в плоскостном изображении, у нас нет для этого теоретических предпосылок. Видимый факт несовместим с укоренившимися в нашем мозгу привычными гипотезами, и мы отвергаем его.

Очевидно, что если подобные вещи происходят с обычными реалиями, то геологические и гидрогеологические факты, которые не очевидны, без соответствующей подготовки мы просто не сможем воспринимать. Вспомним, как мы постигали основы минералогии, петрографии и делали часто грубейшие с точки зрения специалистов ошибки. У нас не было практического опыта и необходимых теоретических предпосылок.
Таким образом, можно констатировать, что геологические и гидрогеологические объекты мы воспринимаем и познаем в форме различных моделей. В настоящее время эти модели типизированы.

title-icon Подобные новости