» » Геодинамическая классификация галогенсодержащих бассейнов

Геодинамическая классификация галогенсодержащих бассейнов

Рассматриваемая геодинамическая классификация, будучи элементом общей классификационной системы осадочных бассейнов, в то же время учитывает и специфические черты бассейнов, вмещающих галогенные формации. В соответствии с принятыми классификационными принципами выделяются три группы обстановок. Две из них; деструктивно-дивергентные и конвергентные — подчинены границам плит, третья объединяет обстановки внутренних частей плит. Обстановки деструктивно-дивергентной группы отвечают рифтогенным и спрединговым режимам, характерным для рифтовых поясов континентов и океанов, конвергентной — субдукционным и коллизионным режимам островодужных, окраинно-континентальных и коллизионных поясов. Подавляющее число бассейнов — аккумуляторов галогенных комплексов — относится к этим двум группам. Следует уточнить, что связи с границами плит не для всех обстановок, включенных в группы, достаточно очевидны. Во-первых, это — обстановки внутриконтинентальных рифтов, представляющих собой лишь зарождающиеся границы. Во-вторых, это — пост(над)рифтовые обстановки (надрифтовых впадин и пассивных окраин), заложение которых, хотя и предопределено формирующим границы рифтогенным режимом, но в момент образования они являются уже не приграничными, а внутриплитными. В-третьих, это — обстановки коллизионных поясов, связанные с отмирающими границами. Таким образом, говорить о связях с границами плит для всех названных обстановок можно лишь условно, включив в их состав зарождающиеся и отмирающие типы. Третья из выделенных групп свойственна собственно внутриплитным частям океанов и континентов, не контролируемым границами плит, в том числе и перечисленными зарождающимися и отмирающими типами. Для обстановок этой группы галогенез не характерен или крайне ограничен по масштабу. Поэтому ниже они специально не рассматриваются, однако как необходимый элемент сопоставлений включены в общую классификационную систему.
На фоне главных типов геодинамических режимов выделены подразделения двух рангов: классы и типы. Классы соотносятся с геодинамическими поясами (или с областями для внутриплитных территорий), а типы — с элементарными геодинамическими обстановками, депрессионные разновидности которых отвечают конкретным типам осадочных бассейнов. Используются также более дробные градации, важные для галогенсодержащих бассейнов (подтипы, разновидности и суббассейны). Основанием для их выделения служат различные показатели: 1) характер субстрата — масштаб континентальных блоков, структурные особенности, возраст [например, малые или микроконтинентальные блоки; поддвигаемые (передовые) или надвигаемые (тыловые) части континентальных окраин; древние блоки или аккреционные новообразования и т, д.); 2) масштаб и морфологические особенности геодинамических обстановок (например, полноразвитые рифты или рассеянно-рифтовые системы с ограниченной деструкцией коры); 3) вертикальные (эволюционно-стадиальные) подразделения (например, три стадии развития внутриконтинентальных рифтов); 4) латеральные тектоно-ландшафтные и морфологические подразделения в поперечных и продольных сечениях обстановок (например, подножие, склон, шельф в поперечных сечениях пассивных окраин, рифтовые, сдвиговые участки и зоны трехлучевых сочленений в их продольных сечениях).
Остановимся еще на одном принятом нами классификационном принципе. При определении систематической принадлежности многих типов и проведении классификационных границ нередко возникает возможность разных вариантов, поскольку «не существует простого подразделения осадочных бассейнов». Чаще всего это является следствием совмещения разнотипных и разноранговых геодинамических факторов (например, проявление деструктивно-рифтогенных или сдвиговых на фоне субдукционных или коллизионных и др.). Чтобы сократить неоднозначность решений, мы ввели единый принцип систематизации: во всех случаях отдавать приоритет показателю более высокого ранга. В результате бассейны, находящиеся в пределах геодинамического пояса, рассматриваются в соответствующем этому поясу классе обстановок, независимо от характера напряжений, контролирующих данную обстановку, а также от се большей или меньшей удаленности от границ плит. При этом под геодинамическими (геодинамически активными, подвижными) поясами мы понимаем всю территорию глобальных или транс-региональных мегаструктур, подчиненных геодинамически активным линеаментным системам (чаще всего границам литосферных плит) и отвечающих в пространстве общему ареалу влияния геодинамической активности этих систем.
Изложенный принцип широко использован в двух случаях. Во-первых, при установлении систематической принадлежности бассейнов, обязанных своим возникновением проявлению локальных напряжений, отличающихся от напряжений основного линсамента. В частности, бассейнов рифтогенных структур, осложняющих пассивноокраинные, активноокраинные или коллизионные пояса; зон сдвига в пределах рифтогенных, активноокраинных или коллизионных поясов; зон столкновения малых блоков в контурах активноокраинных поясов; локальных зон субдукции в поясах столкновения. Все эти бассейны включаются в состав соответствующих поясов (классов) в качестве типов или подтипов. Во-вторых, при диагностике обстановок, находящихся в периферических частях активных поясов, удаленных от линеаментных зон. Особенно важен этот вопрос для периферических областей поясов с признаками геодинамической активности: все они включены в состав соответствующих поясов и классов, а наиболее удаленные выделены в самостоятельные типы — бассейны областей перисубдукционной и периколлизионной активизации.
Для субдукционных поясов такую интерпретацию мы использовали не только по отношению к активизированным областям континентов, но и к эпиконтинентальным шельфам окраинных морей, развитым по периферии островодужных поясов (например, шельфы Юго-Восточной Азии). Последние в литературе интерпретируются по-разному, в частности и как бассейны пассивных окраин. Следуя общему принципу, мы включаем их в состав активноокраинных поясов, а далее рассматриваем как элемент либо задуговых, либо перисубдукционных бассейнов.
Тот же подход использован и по отношению к менее активному типу поясов — пассивноокраинному. Вопрос о структурной принадлежности проксимальных (приконтинентальных) частей их шельфовых областей, а тем самым и о границе со стороны континентов решается несколько неопределенно даже в современных бассейнах. Особенно это касается тех случаев, когда шельфовые (и палеошельфовые) акватории пассивных окраин заходят глубоко внутрь континентов, заливая обширные континентальные области, и при этом осложнены сетью рифтогенных (палеорифтогенных) систем. Например, современные северные шельфы Евразии, северо-восточный (в современных координатах) палеозойский палеошельф Восточно-Сибирского кратона, Приуральский палеозойский и Баренцевоморский кайнозойский палеошельфы Восточно-Европейского кратона и т. д. Все они могут рассматриваться в составе рифтогенных окраинноконтинентальных систем, но мы, следуя тому же принципу, относим их к пассивноокраинному классу. Правомерность такого подхода подтверждается тем, что и на современной поверхности Земли обширные гетерогенные шельфовые пространства такого типа структурно чаще соотносятся с пассивными окраинами (а не с теми или иными платформенными прогибами), и в палеобассейнах шельфовые осадочные комплексы являются органичным элементом разрезов пассивных окраин, составляя их значительную по объему часть, и часто практически не вычленяются из них.
Таким образом, общим принципом определения систематической принадлежности конкретных обстановок было предварительное решение о принадлежности к поясу (и классу) и лишь затем, в зависимости от этого, к типу бассейна.
Галогенсодержашими являются обстановки следующих классов и типов. I. Рифтогенные внутриконтинентальные. Галогенез широко распространен во всех выделенных типах этого класса: внутриконтинентальных рифтах, авлакогенах, надрифтовых впадинах, сдвиговых бассейнах. II. Рифтогенные межконтинентальные. Единственный выделенный тип межконтинентально-рифтовых бассейнов контролирует одну из наиболее масштабных разновидностей галогенных формаций. III. Пассивноокраинные. В бассейнах пассивных окраин галогенез имеет относительно значительные масштабы лишь в пределах активизированных (деструктированных) участков, а вне их он весьма ограничен. IV. Активноокраинные. Галогенсодержащими являются лишь задуговые бассейны (растяжения и сжатия) и впадины областей перисубдукционной активизации. V. Коллизионные. Галогенез широко развит во всех типах бассейнов: краевых прогибах, внутренних впадинах, остаточных бассейнах, впадинах позднеколлизионных рифтов и областей периколлизионной активизации.
В табл. III.8 даны систематизированные примеры современных и древних представителей галогенсодержащих бассейнов каждого геодинамического типа. Список включает большинство крупных галогенсодержащих бассейнов мира.
Обстановки, в которых галогенные формации не установлены и обнаружение их в дальнейшем маловероятно (на рис. III.15 их индексы помещены в квадратные рамки), с точки зрения галогенеза также застуживают внимания прежде всего как показатели отрицательных условий соленакопления. Их набор также вполне устойчив. В деструктивно-дивергентной группе — это один класс рифтогенных океанических (спрединговых) обстановок. В трех других классах этой группы все типы в разной мере аккумулируют галогенные толщи. В группе конвергентных обстановок в классе активноокраинных бассейнов галогенные формации не установлены в бассейнах глубоководных желобов, преддуговых и меж-дуговых трогов. В классе же коллизионных обстановок они известны в бассейнах всех типов. Совсем не содержат галогенных формаций, как уже отмечалось, обстановки третьей группы — собственно внутриплитные (не связанные с границами плит или с внутриконтинентальными рифтогенными системами) и океанические, и континентальные. He установлены они и в сдвиговых смещениях, проявленных в пределах любых зон развития океанической коры, т. е. вне областей существования континентальной или субконтинентальной коры.
Уже простое сопоставление двух групп обстановок, типичных и нетипичных для галогенеза, с определенностью свидетельствует, что для него существуют как предпочтительные геодинамические ситуации, так и неблагоприятные (запрещенные?). Для последних легко прослеживаются два наиболее общих признака. Во-первых, чисто океанический тип коры при отсутствии континентальной в субстрате или в непосредственном обрамлении. Во-вторых, стабильный режим (стабильные области, стабильные фазы развития активных областей, стационарное состояние коры). Следует отметить, что и некоторые наиболее активные обстановки также не благоприятны для галогенеза (океанические рифты, глубоководные желоба). Однако это ограничение в большей мере касается обстановок, связанных с океанической корой, точнее с границами плит в пределах океанического типа коры, т. е. смыкается с первым ограничением.
Большинство таксонов классификации несет двойную смысловую нагрузку: пространственную и временную. Так, классы обстановок могут относиться как к поясам, так и к стадиям эволюции, типы — к структурным и стадиальным подразделениям более низкого ранга. Существующие между ними две системы связей — пространственные (латеральные, субсинхронные) и временные (последовательные, эволюционные) — отражены на рис. III.15.
По горизонтали (вверху) даны пространственные подразделения, а по вертикали (в левой части рисунка) — эволюционные. Характер пространственной группировки диктуется их соотношением с одновозрастными границами плит того или иного типа. Наиболее значимой при этом выступает современная кинематическая ситуация. Для эволюционной последовательности определяющим является представление об упорядоченности смены обстановок в течение геодинамического цикла, сопряженной с развитием океанического бассейна — от его зарождения до отмирания. Ключевой служит модель цикла Уилсона.
Оба эти подхода в явной или неявной форме присутствуют в большинстве геодинамических или палеогеодинамических исследований. Однако использование двух разных принципов систематики часто носит завуалированный характер, поскольку в обоих случаях анализ касается таксономических единиц, одинаково называемых и первоначально выделенных все же по единому принципу — соотношению с границами литосферных плит. Тем не менее специфика каждого из подходов вполне ощутима.
На рис. III. 15 использован еще один подход, существенно отличающийся от двух изложенных. Его цель — выявить черты общности в развитии разнотипных галогенсодержащих структур. По направленности геодинамических напряжений, сопутствующих формированию конкретных депрессионных обстановок (но не поясов в целом), все многообразие их типов может быть подразделено на две большие группы: 1) преобладающего растяжения — деструктивную или рифтогенную и 2) преобладающего сжатия — орогенную или инверсионную. (По объему названные группы не совпадают с рассмотренными выше дивергентной и конвергентной, выделенными по двум типам границ плит и по характеру напряжений непосредственно на этих границах.)
Первая группа включает разномасштабные и разностадиальные деструктивно-рифтогенные структуры (рифтовые и рифтоподобные), связанные с общим растяжением и деструкцией континентальной коры: раздвигами, сдвиго-раздвигами с полным или частичным разрывом и отрывом блоков или микроблоков, В группу входят структуры (и отвечающие им бассейны) нескольких генераций (рис. III.15). P-I — предокеанической (постплатформенной или эпиколлизионной): бассейны внутриконтинентальных и межконтинентальных рифтов 1а, 2а, 5; P-1a — пассивноокраинной: рифтогенные осложнения пассивных окраин, связанные с зонами деструкции 6А; P-II — вторичного (задугового) рифтогенеза: 7, м7; P-III — коллизионной: бассейны позднеколлизионных рифтов 14; P-IV — эпиколлизионной (раннеавлакогенной): бассейны внутриконтинентальных рифтов ранние, суббассейны собственно рифтовые P-V — внутриплитной (ортоплатформенной): бассейны внутриконтинентальных рифтов поздние суббассейны собственно рифтовые Т. Рифтогенные структуры каждой из этих генераций могут циклично повторяться.
Различные генерации деструктивных структур закономерно распределяются также и в пространстве, тяготея к соответствующим типам геодинамических поясов. Так, с рифтогенными внутриконтинентальными поясами может быть связан ряд генераций внутриконтинентальных рифтов — предокеанические (P-I), доплитныс (P-IV) и внутриплитные (P-V); с пассивноокраинными поясами — пассивноокраинные (рифтогенные осложнения пассивных окраин P-I4); с активноокраинными — структуры вторичного рифтогенеза (P-II); с коллизионными — коллизионные структуры (P-III).
Перечисленные деструктивные структуры обладают рядом сходных особенностей геодинамического развития, а также общностью стиля формирования и заполнения седиментационных емкостей, что и позволяет рассматривать их в единой группе континентальных деструктивно-рифтогенных (5.1.) структур. Черты сходства отчетливо проявляются и в специфике галогенных комплексов и их рядов.
Вторая группа галогенсодержащих обстановок объединяет депрессионные структуры, формирующиеся на фоне напряжений сжатия (орогенная группа): C-I — бассейны фаз сжатия в зонах активизации пассивных окраин 6А; C-II — задуговые бассейны сжатия активноокраинных поясов — краевые прогибы 9 и внутренние впадины м9; C-III — краевые прогибы и внутренние впадины коллизионных поясов 11, 12; C-IV, C-V — бассейны инверсионных стадий внутриконтинентальных рифтов ранних 1а и поздних 2а. Разные генерации орогенных бассейнов, так же как и деструктивных, закономерно распределяются по соответствующим типам геодинамических поясов. Все они имеют ряд сходных эндогенных и седиментационнных особенностей, а также близкий набор галогенных комплексов и их рядов.
Бассейны второй орогенной группы проявляют тенденцию наследовать пространственное положение бассейнов первой и развиваться либо над ними, либо непосредственно вблизи их. Такая унаследованность структур сжатия по отношению к структурам предшествующего растяжения выглядит достаточно закономерной, поскольку вполне может быть предопределена большей податливостью последних деформациям сжатия как вследствие деструктированности и утоненности коры в их основании, так и благодаря наличию в них мощного и податливого осадочного выполнения (а в рассматриваемых соленосных типах — сверхподатливого). К некоторым генетическим аспектам этого вопроса мы вернемся позднее.
Соотношения между бассейнами растяжения—деструкции и последующего сжатия — инверсии во времени варьируют. Во многих случаях они относятся к одной стадии мегацикла и разделены лишь процессами (и бассейнами) интенсивного постдеструкционного прогибания или проседания. Иногда их разделяют более значительные временные и стадиальные интервалы. В целом наиболее общей тенденцией эволюции является трехстадийное развитие, сопоставимое со стилем развития внутриконтинентальных рифтов: растяжение > прогибание (проседание)> сжатие (рис. III.15).
Сказанное позволяет рассматривать и собственно деструктивно-рифтовые и орогенные бассейны, развивающиеся в связи с едиными рифтогенными (s.l) системами, как элементы эволюции этих систем: как выражение закономерных стадий (ранней и поздней) их онтогенического цикла. А это в свою очередь дает основание проводить их совместный попарный анализ, используя обобщенную модель эволюционирующих рифтогенных (s.l.) систем, развивающихся в режиме растяжение—сжатие или деструкция—орогенез. Поскольку развитие каждой деструктивно-орогенной пары коррелируется с одной из последовательных стадий геодинамического мегацикла (в случае полицикличности самой стадии — с формирующим ее элементарным циклом) (см. рис. III.15), то весь мегацикл в итоге может быть представлен в виде последовательности из деструктивно-орогенных структур разных геодинамических типов, циклично повторяющихся и закономерно сменяющих друг друга. Черты различия (индивидуальности) каждой галогенсодержащей структуры отражены именно в их принадлежности к разным стадиям мегацикла. Благодаря этому, рассматриваемая «рифтогенная» модель может служить дополнительным инструментом эволюционного геодинамического анализа галогенсодержащих бассейнов, для которых она имеет особое значение, поскольку их избирательная связь с континентальными деструктивно-рифтогенными системами при таком широком их понимании является общей закономерностью.
Итак, рассмотренная классификация представляет собой ранжированный набор обстановок накопления и ненакопления галогенных комплексов. Галогенсодержащими являются обстановки следующих классов (и типов): рифтогенные внутриконтинентальные (внутриконтинентальные рифты, авлакогены, надрифтовые впадины); рифтогенные межконтинентальные; пассивноокраинные; активноокраинные (задуговые бассейны растяжения и сжатия); коллизионные (краевые прогибы, внутренние впадины, остаточные бассейны, впадины позднеколлизионных рифтов). Избирательность локализации галогенных комплексов проявляется в отношении как пространственных подразделений, так и временных. Положительные связи обнаруживаются (в наиболее общем виде) с активными обстановками и фазами, с континентальными, но обязательно деструктируемыми (или ранее деструктированными) типами коры, отрицательные — со стабильными обстановками и фазами, с ненарушенными континентальными и всеми «чисто» океаническими типами коры. Общей чертой галогенсодержащих бассейнов, проявляющейся на фоне как дивергентных, так и конвергентных режимов, является их связь с разнотипными континентальными рифтогенными (s.l.) системами и с определенными фазами их эволюции.

title-icon Подобные новости