» » Малоактивный внутриконтинентальный ороген Северной Монголии

Малоактивный внутриконтинентальный ороген Северной Монголии

Северная Монголия является типичным малоактивным внутриконтинентальным орогеном, неотектоническое районирование которого изучено достаточно полно.
Здесь выявлены и основные сейсмогенерирующие структуры (рис. 5.51).
Для описываемого района Северной Монголии ранее были отмечены три главные сейсмогенерирующие структуры. Первая из этих структур отождествляется с древним Ceленгинским разломом, вторая — с Баянгольским, а третья — с Могод-Онгингольской зоной молодых сейсмовулканических разломов. Перечисленные зоны как бы ограничивают новейшую Орхон-Селенгинскую депрессионную зону, располагаясь на ее сопряжениях с окружающими мегасводами. В то же время древность заложения этих пограничных структур свидетельствует о значительной степени унаследованности главными новейшими рубежами древних. Эта унаследованность подчеркивается совпадением ориентированных в восток-северо-восточном направлении Ceленгинской цепи впадин, Буриннуринской гряды поднятий и северной наиболее прогнутой части Нижнеорхонской депрессии (Дарханская впадина) с позднегерцинским Селенгинским прогибом (вулканическим поясом, по Л.П. Зоненшайну). Таким образом, новейшая Орхон-Селенгинская депрессионная зона в значительной мере наследует одну из самых крупных позднегерцинских депрессионных структур, связанную с развитием Тихоокеанского пояса. В то же время наблюдается и существенная ее перестройка: вдоль осевой части Селенгинского позднегерцинского прогиба закладывается линейная положительная структура — Буриннуринская гряда поднятий (рис. 5.52).
Крупные палеосейсмодислокации длиной в несколько километров отчетливо приурочены к Могодскому своду и его сопряжению с Хэнтэйским мегасводом. Так же как и современная Могодская сейсмодислокация, подавляющее большинство из них обладает субмеридиональным простиранием (рис. 5.53).



Показательно, что все сейсмодислокации заложились не по линиям новейших нарушений. В большинстве случаев они проходят рядом с крупным новейшим разрывом. Так, Могодская сейсмотрещина протягивается параллельно с прекрасно выраженным в рельефе эскарпом новейшего разрыва, который ограничивает восточный борт главного ствола Могодского рифта. Характерно, что этот борт, в отличие от западного ступенчатого. формировался по единой разрывной линии. Могодская сейсмодислокация может рассматриваться как заложение параллельного разрыва, т.е. как зарождение ступенчатости восточного борта грабена. He исключено поэтому, что сейсмодислокации, выраженные, как правило, раскрытыми трещинами, являются начальной стадией развития разрывов, преимущественно сбросов.
В этом плане весьма показательна обычная для подобных сейсмодислокаций форма крупнейших трещин. Они образуют угол, подчеркивая одностороннее выкалывание тектонического блока. Такое выкалывание может быть связано как с поднятием такого блока (Могод), так и с его проседанием (Могоингол). Перемещения проще всего связывать со сбросами, но фиксируются взбросы, а в рыхлых отложениях — и надвиги. Для многих сейсмолислокаций описываются сдвиговые перемещения. Например, правосдвиговая компонента с амплитудой до 2,5 м отмечается для южной из меридиональных могодских трещин.
Следует, однако, отметить, что эта компонента указывается обычно не для скальных пород, а для рыхлых грунтов. Последние, по-видимому, могут обладать самостоятельными перемещениями, “соскальзывая” со скального основания в сторону общего уклона земной поверхности. Такое соскальзывание легче представить для крыла, характеризующегося отрицательными вертикальными перемещениями, где при сейсмическом ударе грунт как бы “отстает” от скального основания и получает возможность перемещаться по уклону под Действием силы тяжести.
Таким образом, характер сейсмодислокаций скорее согласуется с преобладанием сбросового типа разрывных нарушений района. Сдвиговые же перемещения могут оказаться вторичным явлением, связанным с рыхлыми грунтами.
Приуроченность палеосейсмодислокаций и очага 10-балльного землетрясения 1967 г к Могодскому своду, по-видимому, не случайна. Свод этот располагается в зоне сопряжения рассматриваемой поперечной зоны с наиболее активной западной частью древнего Баянгольского разлома. Поэтому он может рассматриваться и в качестве дизъюнктивного узла.
Их трех рассмотренных сейсмогенерирующих структур — Селенгинской, Баянгольской и Могодской последняя наиболее полно соответствует всем перечисленным выше критериям. Это — дизъюнктивный узел, образованный крупнейшими структурами района, которые наряду с древностью заложения сохранили высокую подвижность на новейшем этапе. Такая подвижность подтверждается активным вулканизмом, характер которого, вероятно, определяется глубоким заложением дизъюнктивных структур. Наконец, субмеридиональная ориентация Могодского свода и осложняющего его грабена свидетельствует о новейшей переработке древних структур.
Очевидно, активная часть Баянгольского разлома принадлежит этому же узлу. Восточная его часть в силу слабой выраженности как в новейшей, так и в позднегерцинской структурах вряд ли может быть отнесена к зонам, способным продуцировать сильные землетрясения. Ее сейсмическая активность, скорее, определяется сейсмогенерирующей способностью более мелких (локальных) дислокаций.
Селенгинская зона, терявшая активность в позднекаледонскую и раннегерцинскую эпохи и локально обновлявшаяся в позднегерцинскую, вряд ли может в полней мере считаться структурой древнего заложения. Поэтому для нее трудно оценить и степень новейшей перестройки. Скорее, Селенгинскую зону следует рассматривать в качестве региональной новообразованной структуры. Поэтому сейсмическая активность большей ее части вряд ли существенно превышает активность восточной части Баянгольского разлома. Однако эта активность может возрасти в районе пересечения Селенгинской зоны с Хубсугул-Угейнурской. Тем не менее, она останется существенно ниже активности Могодского района, так как сопрягающиеся здесь структуры не обладают соответствующей древностью заложения и степенью новейшей перестройки.
Рифтовая природа новейших Хубсугульской и Дархатской впадин, связанных с Хубсугул-Угейнурской поперечной зоной, позволяет предполагать связь этой зоны с Байкальской рифтовой системой. Упомянутые меридиональные впадины отделены широтной Тункинской впадиной от Байкальской впадины, обладающей северо-восточной ориентацией. Этот изгиб рифтовой системы сопровождается изменением строения рифтогенных структур. Байкальская и параллельные ей рифтовые впадины сопрягаются с соизмеримыми поднятиями, а рифтовые впадины Хубсугул-Угейнурской зоны осложняют сравнительно небольшие своды, располагающиеся на пересечениях этой зоны с зонами крупных разломов древнего заложения, т.е. в главных дизъюнктивных узлах. В Прибайкалье роль дизъюнктивных узлов, по-видимому, менее очевидна, поскольку рифтогенной переработке подвергалась целая область.
Неодинаковый характер рифтовых структур Прибайкалья и Северной Монголии сказывается и в различной сейсмичности этих областей, отмеченной В.П. Солоненко.

title-icon Подобные новости