» » Разрывные структуры и очаги коровых землетрясений

Разрывные структуры и очаги коровых землетрясений

Крупные землетрясения, связанные с шовными зонами, могут занимать различное структурное положение. Это хорошо видно на примере южного борта Тянь-Шаня, т.е. Предгиссаро-Кокшаальской шовно-депрессионной зоны (рис. 5.39). Плейстосейстовые области разрушительных землетрясений здесь либо перекрывают целиком отдельные отрезки этой шовной зоны, либо тяготеют к одному из ее бортов. В первом случае очаг землетрясения (например, Хаитского 1949 г.) связан, по-видимому, с обоими краевыми швами, а во втором — приурочен к одному из таких швов (например, Каратагского 1907 г.) или к его дизъюнктивному оперению (например, Гармского 1941 г.). Оба крайних варианта могут проявляться в одном районе, как это видно на примере Гарм-Хаитского отрезка рассматриваемой шовной зоны. Естественно, что тип разрывных смещений в этих вариантах структурного положения очагов может быть неодинаков. Следовательно, возможны различия в механизме очагов землетрясений, обусловленных данными смещениями.

Следует отметить, что в большинстве современных сейсмотектонических исследований землетрясения данного района связываются исключительно с одним из региональных разрывов, т.е. с краевыми разрывными швами. При таком подходе остается необъяснимым положение плейстосейстовых областей Хаитского и Гармского землетрясений. He получает объяснения и структурная принадлежность всей широкой сейсмоактивной области, приуроченной к южной периферии Тянь-Шаня. Целесообразнее поэтому трактовка, при которой рассматриваемая область практически совпадает с выделенной автором Предгиссаро-Кокшаальской шовной зоной, а все плейстосейстовые области сильных землетрясений в ее пределах совпадают с разрывными элементами разного порядка. Последнее обстоятельство противоречит, на первый взгляд, общепринятому представлению о связи сильных землетрясений с крупнейшими разрывными нарушениями. Действительно, в центральных частях Тянь-Шаня практически асейсмичны многочисленные разрывы с амплитудой и протяженностью, равной и даже большей, чем у разрыва, к которому приурочено, например, Гармское землетрясение. По-видимому, в этом случае существенно, что данный разрыв является не самостоятельным, а оперяющим один из разрывов Гиссаро-Кокшаальской системы, которая, в свою очередь, служит северным краевым разрывным швом Предгиссаро-Кокшаальской шовно-депрессионной зоны. Параметры последней и должны приниматься в расчет при оценке возможных сильных землетрясений в ее пределах. Этим определяется и единство структурной принадлежности всего комплекса сильных землетрясений при отмеченном выше разнообразии расположения их очагов.
Связь сейсмической деятельности обоих краевых швов, т.е. их принадлежность единой более крупной структуре — шовно-депрессионной зоне, можно видеть на прекрасно описанном И.Е. Губиным примере Файзабадской группы землетрясений 12 января 1943 г. (см. рис. 5.39). Она имела четыре плейстосейстовые области и проявилась серией подземных толчков с максимальной магнитудой 6 и интенсивностью 8-9 баллов. Первые 8-9-балльные толчки, которые И.Е. Губин рассматривает как одно собственно Файзабское землетрясение, произошли в ночь с 11 на 12 января и были приурочены к северной половине шовно-депрессионной зоны. Для них выделено четыре участка максимальных сотрясений, которые связываются с единовременными, но самостоятельными очагами. Два из них охватывали оба крыла главной ветви Гиссаро-Кокшаальской системы разрывов, а два располагались в ее северном поднятом крыле. Днем 12 января 8-9-балльные толчки, произошли в двух районах на южном борту шовной зоны в поднятом крыле Илякского регионального надвига, имеющего глубинное проникновение (Деишинское и Кафдонское землетрясения). Далее к западу в том же крыле проявились 7-балльные толчки (Ташбулакское землетрясение). В оценке глубины гипоцентров перечисленных толчков имеются большие разногласия (по изосейстам высших баллов — 2-3 км, по изосейстам средних баллов — 5-7 км, а по инструментальным данным — 15-20 км). И.Е. Губин принимает величину 7-15 км. Вполне вероятно поэтому, что южные толчки связаны со сместителем или южным крылом Илякского надвига. Об этом свидетельствует и форма изосейст, чрезвычайно сближенных между собой на севере. Следовательно, и Файзабадская группа землетрясений, и собственно Файзабадское землетрясение характеризуются мозаичной плейстосейстовой областью, которая охватывала все элементы шовной зоны. Ho при этом явственно ощущается тяготение главных толчков к сместителям и поднятым крыльям ее краевых разрывных швов.
Различия в строении сходных по размерам и структурному положению шовных зон также отражаются на их сейсмичности. Несходство строения обычно определяется различиями в тектодинамической обстановке, которая сказывается, в частности, на морфологии разрывных нарушений. В качестве примера можно привести шовные зоны на южном и северном обрамлении Тянь-Шаня. Южная, т.е. Предгиссаро-Кокшаальская, зона характеризуется следующими максимальными показателями: длина зоны более 600 км (до 1 000 км), сила землетрясений 9 баллов, их магнитуда 8. Северо-Тяньшаньская зона протяженностью более 800 км характеризуется землетрясениями силой до 10-11 баллов и магнитудой до 8,4. Эти шовные зоны существенно различаются по своему строению. Предгиссаро-Кокшаальская шовная зона, по-видимому, на всем протяжении представляет собой типичную цепь краевых шовных впадин обычно явно рампового типа. Северо-Тяньшаньская зона неоднородна. Ее западная и, вероятно, восточная части относятся к флексурно-разрывным образованиям, а средняя (Кемино-Чиликская зона) представляет собой цепь впадин (грабенов) рифтового типа. Именно с этой средней частью, которая уже не является краевой по отношению к Тяньшаньскому орогену, а нарушает приосевую часть Кунгей-Заилийского мегасвода, и связаны крупнейшие землетрясения — Кеминское 1911 г. с М=8,2 и Чиликское 1889 г. с М=8,4. Следствиями отмеченной неоднородности строения Северо-Тяньшаньской зоны являются неодинаковый набор структурных элементов и морфологические различия главных разрывов в ее сегментах. Отсюда возможность различий в механизмах очагов землетрясений, превалирующих в этих сегментах. Поэтому единый прогноз землетрясений не всегда возможен для всей крупной сейсмогенерирующей структуры.
Общеизвестно различие строения верхней и нижней частей земной коры, которое проявляется не только в составе (“гранпто-гнейсовый” и “базальтовый” слои земной коры), но и в дискордантности проведения верхней и нижней ее границ (сокращение мощности коры под равнинами и впадинами и формирование “корней гор”). Эти различия должны сказываться и на определенной разнотипности верхнекоровых и нижнекоровых сейсмогенерирующих структур.
Это положение объясняет существование в ряде внутриконтинентальных районов двух сейсмоактивных слоев. Показательным примером, который будет рассмотрен ниже, в этом отношении может служить Северо-Восточный Кавказ.

title-icon Подобные новости