title-icon
Яндекс.Метрика
» » Карта приповерхностных шовных зон России

Карта приповерхностных шовных зон России

Как по разрывам, так и по фону, на котором они показаны, карта должна содержать информацию, полезную для планирования инженерных изысканий, обеспечивающих выявление и прогноз опасных разрывных тектонических смещений. Мелкомасштабная карта, и дополняющий ее каталог предназначены для планирующих органов и проектных организаций, занимающихся составлением схем развития и размещения объектов народного хозяйства, схем инженерной защиты от опасных геологических процессов урбанизированных территорий и ответственных инженерных сооружений типа АЭС, ГАЭС, ГЭС, высотных плотин и т.п.
Структурно-орографическая основа карты

Наиболее информативна для инженерных изысканий фоновая нагрузка, отражающая, во-первых, гипсометрию рельефа земной поверхности, а во-вторых, районирование территории по основным типам тектонических режимов и геодинамических обстановок современного разрывообразования (рис. 4.37). Это позволяет охарактеризовать региональную морфогенетическую специфику разрывных нарушений и смещений.

Обычная длительная унаследованность развития крупнейших тектонических структур позволяет связывать основные типы режимов современных тектонических движений земной коры (СДЗК) с наиболее крупными новейшими геоструктурами. Последние определяют и специфику рельефа крупных территорий. В качестве основных типов целесообразно выделение платформенного, краевых прогибов, орогенного, рифтогенного и переходного от континента к океану режимов. Принятое районирование позволяет связать шовные зоны, как зоны концентрации современных региональных приповерхностных тектонических разрывов, с областями наиболее активных тектонических режимов, особенно режимов стабильного воздымания и наиболее дифференцированных тектонических движений. В областях прогибания и интенсивного осадконакопления активные разрывы обычно погребены и не сопровождаются опасными приповерхностными смещениями.
Важным организующим элементом подобной карты являются рассмотренные выше геодинамические системы. Многие из этих систем имеют в различных публикациях не совсем идентичные названия. Так, Индо-Азиатская, Сибирско-Байкальская, Периарктическая и Фенно-Скандинавская системы в трактовке CA. Несмеянова и др. названы Ю.К. Щукиным, соответственно, Центрально-Азиатской, Байкальской, Арктической и Скандинавской, что, по-видимому, не принципиально. Более важно обособление Ю.К. Щукиным Верхоянской системы, которая в первой из упомянутых схем вошла в состав Периарктической системы, а также отсутствие во второй схеме Урало-Новоземельской системы. С позиций инженерной геотектоники, очевидно, что отсутствие самостоятельной Урало-Новоземельской орогенической системы в пределах России представляется нонсенсом. Эту орогеническую систему как обособленную новейшую область линейных воздыманий невозможно ни отрицать, ни присоединять, ни к одной из перечисленных геодинамических систем. Что касается самостоятельности Верхоянской системы, как орогена, отличного от остальных горных сооружений северо-востока России, то этот вопрос, по всей вероятности, спорный. Во многих сводках показано, что на всей рассматриваемой территории развиты единые поверхности выравнивания со сходными типами деформаций. Момская рифтовая зона разделяет эти области далеко не полностью и не служит разделом систем, существенно различных на новейшем этапе геологического развития. В последнее время ряд авторов высказывает представление о том, что Момская зона в антропогене утратила рифтовую природу. Поэтому автор склонен сохранить свою прежнюю схему, в которой принял участие и Ю.К. Щукин.
Типы активных разрывных структур

Главным параметром классификации активных шовных зон и приповерхностных разрывов, сместители которых достигают земной поверхности и могут проявиться в основании инженерных сооружений, считаются степень достоверности и количественная оценка современных разрывных смещений. Наиболее доказанными и количественно определенными считаются смещения, измеренные геодезическими (нивелированием, триангуляционными или дальномерными наблюдениями) и геофизическими (с помощью наклономеров и деформо-графов) методами. Принимаются во внимание и количественные оценки разрывных смещений за длительные отрезки времени в течение голоцена и конца плейстоцена, опирающиеся на геолого-геоморфологические, геофизические, историко-археологические и другие методы. Когда количественные оценки разрывных смещений затруднительны или недостоверны, учитываются разрывы с признаками современных смещений, выявленными на местности, а как наименее достоверные — шовные зоны и разрывы со смещениями, фиксируемыми только на аэрокосмических снимках. В последнем случае, как правило, выявляются только линеаменты, принадлежность которых к активным приповерхностным шовным зонам и разрывам нуждается в подтверждении полевыми геолого-геоморфологическими наблюдениями, а наличие современных смещений — инструментальными измерениями.
Выделенные шовные зоны классифицируются по морфологическим типам, отражающим ориентировку преобладающих смещений. Приводимые в каталоге параметры интенсивности этих смещений (амплитуда, скорость, градиент скорости) позволяют предварительно оценить степень их потенциальной опасности для разных типов сооружений в соответствии с существующими нормативами и тектонической интерпретацией видов деформаций строительных сооружений и конструкций.
Масштаб карты позволяет фиксировать только крупные, региональные разрывные структуры, которые обычно не только имеют широкие (от сотен метров до нескольких километров) и сложно построенные зоны, но и оперяются многочисленными локальными разрывами. Современные смещения по этим локальным разрывам могут также оказаться опасными для инженерных сооружений на значительном расстоянии от магистрального регионального разрыва в пределах шовной зоны. Во многих случаях такие комплексные региональные разрывные структуры имеют закономерное строение, образуя различные типы шовных зон. По существу это сложные разрывные системы протяженностью в сотни и тысячи километров и шириной от нескольких до первых десятков километров. Их современное обновление может быть фрагментарным, а разобщенные активные сегменты могут различаться по типу смещений.
Для дифференциации реального многообразия разрывных образований в каталоге используются три категории: разрыв, когда описывается единое региональное разрывное нарушение — региональный разрыв с немногочисленным локальным разрывным оперением; разлом, когда характеризуется шовная зона преимущественно глубинного разлома со сложным строением, но в пределах этой зоны еще достаточно определенно выражен магистральный разрыв; разрывная система, когда рассматривается серия субпараллельных, кулисных или иного сочетания более или менее равноценных региональных разрывов, локализующаяся в виде единого пояса. В последнем случае нередко отдельные элементы системы имеют самостоятельные названия, одно из которых обычно выбирается для наименования всей системы.
Поскольку ширина рассматриваемых сложных разрывных образований переменна и обычно недостаточно изучена, на карте показаны линии их магистральных разрывов или осевые линии разрывных систем с указанием преобладающего типа смещений. Ho эти образования в целом, т.е, на всю их ширину, которую часто еще предстоит установить или уточнить, следует относить к территориям (зонам) с потенциально опасными тектоническими условиями строительства. Инженерные изыскания на подобных территориях должны предусматривать специальные комплексные геолого-геоморфологические, геофизические и геодезические исследования по уточнению строения магистральной и оперяющих разрывных зон и локализации активных современных разрывных смещений.
Региональная характеристика распространения активных шовных зон

Изученность активных шовных зон на территории России крайне неравномерна. Наиболее детально и разносторонне, в том числе и геодезически, изучены они в Байкальской рифтовой области (рис. 4.38), на Сахалине (рис. 4.39 а), на востоке Камчатки (рис. 4.39 б) и на Кавказе (рис. 4.40). Гораздо менее детально они исследованы на Кольском полуострове (рис. 4.41), Урале и в Алтае-Саянской области (рис. 4.42). Здесь явно недостаточно развита региональная нивелирная сеть, а геодинамические полигоны практически отсутствуют. На обширных территориях Северо-Востока России (рис. 4.43) и Южного Приморья (рис. 4.39 а) активные шовные зоны предполагаются преимущественно на основании применения недостаточно информативных дистанционных аэрокосмических методов и неполноценных, а потому часто противоречивых геолого-геоморфологических материалов. Все это получило отражение в каталоге.

Следует отметить, что, учитывая сложность строения и ширину региональных разрывных систем, ряд орогенов, и в особенности Байкальская рифтовая область, по распространенности возможных опасных разрывных смещений целиком могут рассматриваться в качестве областей (зон) тектонического дробления. При строительстве ответственных сооружений в этих областях повсеместно обязательны специальные исследования по выявлению и оценке активных разрывных смещений.

title-icon Подобные новости